Главная > Все новости > Ирпень после оккупации россиянами. Специальный репортаж

Ирпень после оккупации россиянами. Специальный репортаж

Последствия оккупации Ирпеня. Фото Vesti.ua

Специальный репортаж из Ирпеня. Город глазами жителя

Ирпень – город-курорт, город-спутник столицы и уже город-герой. Израненный, избитый, сожженный, опустошенный город сейчас старается залечить раны и вернуться к нормальной жизни. Как возрождается Ирпень, как живут и что рассказывают пережившие оккупацию ирпенчане, что говорят те, кто возвращается на руины, в репортаже Vesti.ua из пострадавшего пригорода столицы.

Жизнь на руинах в Ирпене

Ирпень освободили 28 марта, но очень долго в город не могли попасть даже его жители. Сначала он был закрыт “на зачистку” от брошенного оружия и, возможно, засевших в городе ДРГ. Потом на разминирование и уборку. Десяткам тысяч ирпенчан пришлось жить в неведении того, уцелел ли их дом, живы ли знакомые, соседи. От первых фотографий и видео стыла в венах кровь: в сквере, где до войны кипела жизнь, гуляли с детьми и собаками, а каждую пятницу мужички допоздна засиживались за пивом и разговорами, – появились могилы погибших мирных жителей. Дома или разрушены, или же разбиты, масса брошенных подстреленных машин, окна без стекол и безжизненные дороги и тротуары. Но реальность оказалась еще более ужасающей. Масштабы разрухи сложно передать словами.

Новоирпенская трасса, как в народе называют дорогу из Киева в Ирпень через село Романовка, пустая как никогда. Встречных машин практически нет, только впереди маячат легковушки и бусики, мчащиеся, даже несмотря на частично перекрытую бетонными блоками дорогу, в Ирпень. На блокпостах полиция проверяет паспорт и пропускает, не говоря ни слова. Уже на подъезде к Романовке бросаются в глаза сгоревшие, простреленные дома и церковь, взорванный мост через реку Ирпень, по которому на свой страх и риск эвакуировались жители. От брошенных ирпенчанами, спасавшимися от войны, машин на мосту через реку Ирпень, остались опаленные следы. При въезде в город первым делом бросается в глаза кладбище сгоревших и разбитых машин, которое по воле случая оказалось рядом с кладбищем, где по сей день хоронят погибших ирпенчан. На фоне сгоревшей горы автомобилей уже снимают “кино” со спецэффектами в виде дымовых шашек непонятные личности.

От разбитых и опаленных многоэтажек рябит в глазах – они везде по пути следования. Не меньше досталось и частному сектору, не все дома уцелели.

“Да, досталось Ирпеню. Дом моего знакомого, хорошего дядьки, который его строил собственноручно и вкладывал в него не только деньги, но и душу, полностью сгорел. Моя квартира чудом уцелела, соседям сверху на третьем этаже прилетел снаряд, прошив квартиру насквозь и снеся все внутренние стены. У меня нет окон, но квартира цела. И это, можно сказать, повезло”, – рассказывает мой попутчик Василий.

Сегодня ирпенчане разделились на две категории – счастливчиков и невезучих. К первой категории можно отнести тех, у кого уцелел дом, окна не повреждены осколками или же пулями, цела машина и все живы-здоровы. Ко второй категории условно относятся местные жители, кого война потрепала серьезно, начиная от потери близких и заканчивая потерей имущества. Последних больше, чем первых. Но сегодня, кажется, всех объединила одна беда.

Ирпень парковка

Парковка возле ЖК. Фото Vesti.ua

На улицах почти нет людей, больше шатается “туристов” с фотоаппаратами и камерами, которые делают селфи на фоне разрушенных домов или же просто снимают разбитые дома и окна. Но когда навстречу идет местный житель, то от радости все начинают здороваться, пытаются завести разговор, узнать, уцелело ли их имущество, а уезжали ли они или нет. Как вообще выживают.

Вот у ЖК “Грин Лайф” суетятся у костра мужчины и женщина – готовят суп. Симпатичные высотки стоят почти на перекрестке, и им серьезно досталось: нескольких квартир нет – их снесло снарядом, и верхние этажи еле держатся на боковой стене.

ЖК Green Life

ЖК Green Life. Фото Vesti.ua

“От моей квартиры ничего не осталось. Была и нет. Живу у соседей. Хочу понять, кто-то будет ее восстанавливать или нет. Из-за разрушений в доме нет света. Вода только на техническом этаже. О газе и говорить не стоит. Так живем, потому что больше негде”, – делится Валерий, оставшийся без ничего.

Но жильцы уверены, что им помогут восстановить дома и жилье. Сказали, что ждут комиссию, которая выдаст вердикт.

Извинились за беспокойство…

И таких домов только в районе “Синергии” масса. Один из них, маленький пятиэтажный, выглядит очень печально. После прямого попадания дом не только лишился верхнего мансардного этажа, но и загорелся. Тем не менее и возле него туда-сюда снуют люди. Из подвала выходит щупленькая, коротко стриженная под мальчишку женщина пенсионного возраста, с подкрашенными глазами и тонким слоем помады на губах. Из одежды, несмотря на то что на улице три-четыре градуса тепла, на ней три кофты, теплые штаны и тапочки, на руках хозяйственные резиновые перчатки.

– Не холодно?

– Да что вы, я уже привыкла за оккупацию, – отвечает женщина.

– ???

– Да-да, я с мужем, парнишка-инвалид с верхнего этажа и наш старший дома, мы все время тут прожили. В этом доме. С ним вместе горели. На наших глазах его взрывали, – улыбаясь, отвечает Элла, так зовут эту женщину.

Ирпень

Дом Эллы. Фото Vesti.ua

Разговариваем, и выясняется, что семья еще в 2014 году бежала из Донецка от войны. Решили осесть в Ирпене. Инвестировали все деньги в строительство этого дома, и несколько лет назад поселились в свою квартиру. А тут опять война уже на вытянутой руке. У них с мужем была возможность выехать из города на машине, но не было куда. Поэтому они остались.

“Сначала снаряды летали вокруг нас. А потом по нам. Мы ночевали дома на четвертом этаже. Дом загорелся, и спуститься было непросто, все в дыму. Забежали в соседнюю квартиру, в которой от взрывной волны распахнулась дверь. Она без ремонта стояла. Потом поняли, что если останемся – погибнем. Спасибо ковиду, в кармане нашлись маски, и мы, натянув их, побежали вниз, в подвал, в котором дальше и жили”, – делится своей историей Элла.

Ирпень

Дом Эллы. Фото Vesti.ua

Пожар, который охватил пенопластовую обшивку дома, погас сам собой, отметила Элла. Но она с соседями уже не выходили из подвала в цоколе дома, где оборудовали спальные места из досок, стульев, одеял, матрасов – из всего, что могло пригодиться. Туда же снесли и продукты, которые готовили рядом на костре. А через два дня в их подвал постучали.

“Дверь распахивается, на пороге стоят военные: “Есть люди? Выходите!” Мы вчетвером вышли и выстроились у дома. Это были россияне. Они спрашивают, есть ли оружие, есть ли украинские военные. Мы сказали: “Нет”. Они осмотрели подвал, ничего и никого не нашли, глянули на нас всех в копоти, и один так говорит: “Извините, пожалуйста, за беспокойство!” Ух, как меня подбросило. Я еле сдержалась сказать, что вы меня побеспокоили еще в 2014 году, когда выгнали из дома на Донбассе. И сейчас сюда пришли и снова дома лишили. Хотя, вы знаете, тут в соседнем дворе одна женщина их выгнала. Когда они танк поставили во дворе, она их заставила уехать. Сказала, что если они ее убить хотят, то пусть сразу убивают, но под ее домом не устраивают бои”, – рассказывает Элла.

Военные больше их не беспокоили. Более того, разрешили ходить за водой к крыничке – очень знаковое место для этого района, колодец поставлен на месте подземного ключа, и ирпенчане часто там набирают воду. Были не против того, что они готовили еду возле дома на костре. Притом что расквартировались неподалеку в 16-этажном доме, который местные жители прозвали «Титаником» за его размеры и за то, что он до верхних этажей газифицирован. Именно там было вскрыто больше всего квартир, и одна часть дома, со стороны Бучи, серьезно обстреляна.

Ирпень

Разрушенная массандра. Фото Vesti.ua

Женщина говорит, что их дом еще можно восстановить. По крайней мере, она в это верит и предлагает посмотреть, что не такие-то и большие разрушения. Перед входом в подъезд просит вытереть ноги о тряпку. Объясняет, что только что вымыла лестничную клетку и стены от копоти. Наводит порядок. Хотя верхнего этажа практически нет. Так, уцелели кое-где несущие стены – крыши нет. Дожди будет заливать этажи. Но, как считает Элла, он должен выстоять, коль уже столько натерпелся.

Несколько раз выводили на расстрел

Как оказалось, многие жители района так и не покинули его, несмотря на то что уже 5 марта в этом районе начались уличные бои, и со стороны Бучи в город вошли российские войска. Они и сейчас живут в ЖК, невзирая на трудности. Во дворе одного из комплексов с дворняжкой игралась девочка лет девяти, рядом занималась хозяйством ее мама. Они не выезжали из города, хотя пережить женщине пришлось немало – дважды ее выводили из подвала российские военные.

“Когда они пришли, нас всех вывели из подвала, пересчитали, узнавали, нет ли оружия и нет ли среди нас военных. Потом не трогали. Но однажды пришли за мной. Вывели и стали спрашивать, где мои старшие сыновья. Я говорю, не знаю, они со мной не живут. Еще тогда я удивилась, откуда такие вопросы, так как один мой сын служит в Нацгвардии, а второй с первого дня нападения в ирпенской самообороне”, – рассказывает полушепотом Нина.

Ирпень

Двор жилого квартала в Ирпене. Фото Vesti.ua

Они как-то долго советовались, что сделать с женщиной, но, увидев маленькую дочь, отпустили. А через несколько дней опять вызвали.

“Опять меня спрашивали о сыновьях, о том, что они же воюют против них. Я думала, что меня расстреляют. Но обошлось. А один из солдат мне сказал, что меня заложила моя соседка. Она рассказала, что мои дети воюют против российской армии. Вот только у меня нет доказательств, что она на меня донесла, только слова солдата”, – сетует Нина, при этом уточняет, что ей приходится сейчас жить рядом с этим человеком.

Зато женщина поделилась радостью: ее сыновья живы. Только младший из теробороны получил ранение, защищая Ирпень, и теперь в киевском госпитале идет на поправку.

Продолжение следует…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.